Главная Генконсул КНР в г.Хабаровске О Генконсульстве Консульская служба Торгово-экономические связи Наука и техника Культура и образование Окно в Китай
  Главная > Спецтемы > Тайваньский вопрос
ПРИНЦИП ОДНОГО КИТАЯ И ТАЙВАНЬСКИЙ ВОПРОС (4)
2004/05/22

  
IV. Некоторые проблемы в отношениях между двумя сторонами Тайваньского пролива, затрагивающие принцип одного Китая

         Территориальная целостность и суверенитет Китая являются не делимыми, обе стороны Тайваньского пролива принадлежат одному и тому же государству. Все доводы и так называемые "аргументы" тайваньских властей, в частности и высказывание Ли Дэнхуэя о "двух государствах", нацеленные на создание ситуации "двух Китаев", сводятся к тому, что якобы после 1949 года обе стороны пролива оказались разделенными, имеют самостоятельное управление и не подчиняются одна другой, правительство Китайской Народной Республики никогда не осуществляло управление Тайванем, а после 1991 года на Тайване сформировалась система органов управления, не имеющая ничего общего с континентальной частью Китая. Однако все эти аргументы не имеют под собой никаких оснований, и из них никоим образом не следует сделать вывод, что Тайвань имеет право считаться самостоятельным государством, именуемым "Китайской Республикой", и что обе стороны Тайваньского пролива составляют два отдельных, самостоятельных государства. Ибо, во-первых, государственный суверенитет является неделимым. Территория -- это пространство для осуществления государственного суверенитета. На территории одного государства может существовать лишь одно центральное правительство, которое от имени этого государства осуществляет свои суверенные права. Как указывалось выше, Тайвань является неотъемлемой частью территории Китая. В 1949 году правительство КНР, сменив правительство Китайской Республики, стало единственным законным правительством всего Китая. Оно обладает суверенитетом и осуществляет суверенные права по отношению ко всему Китаю, в частности и по отношению к Тайваню. Хотя обе стороны Тайваньского пролива все еще не воссоединены, неизмененным остается тот факт, что Тайвань является частью территории Китая, и, следовательно, неизмененным остается и суверенитет Китая над Тайванем. Во-вторых, международное сообщество признает, что в мире существует только один Китай, а Тайвань является частью территории Китая. Правительство КНР является единственным законным правительством Китая. В-третьих, тайваньский вопрос на протяжении длительного времени не получал своего разрешения главным образом в результате вмешательства внешних сил и препятствий со стороны тайваньских сепаратистов. Сохранение ненормальной ситуации, при которой обе стороны пролива долгие годы являются оторванными одна от другой, не обеспечивает Тайваню статуса субъекта международного права и не может изменить юридический статус Тайваня как части территории Китая. В настоящее время суть дела заключается в том, что сепаратистские силы на Тайване и антикитайские элементы в ряде стран пытаются изменить это положение, что, естественно, вызывает резкий протест со стороны правительства и народа Китая.

         Решительное противодействие попытками путем референдума изменить статус Тайваня как части Китая. Тайваньские сепаратисты под прикрытием лозунга "суверенитет принадлежит народу", пытаются путем референдума изменить статус Тайваня как части Китая. Однако эти старания напрасны. Поскольку, во-первых, внутренними правовыми актами Китая, как и нормами международного права юридический статус Тайваня как части территории Китая четко определен. Поэтому предпосылка для проведения референдума по вопросу о самоопределении вообще не существует. Во-вторых, лозунг "суверенитет принадлежит народу" подразумевает, что суверенитет принадлежит народу всей страны, а не какой-либо отдельной части этого народа или народу какого-либо отдельного района этой страны. Суверенитет над Тайванем принадлежит всем китайцам, в частности и тайваньским соотечественникам, а не только той части, которую составляют тайваньцы. В-третьих, на протяжении истории Тайвань никогда не выступал как отдельное государство. После 1945 года Тайвань не имел ни статуса колонии других стран, ни статуса оккупированной зарубежными силами территории. Так что не может быть и речи о его национальном самоопределении. В целом же, с тех пор как в 1945 году Китай восстановил суверенитет над Тайванем, вообще не стоит вопрос о проведении референдума об изменении статуса Тайваня в качестве части Китая, у Тайваня только один выход - идти по пути к объединению с континентальной частью Родины, а не расколу. Результаты так называемого "Референдума", организованного кем бы то ни было с целью отторжения Тайваня от Китая, неизбежно ввергнут народ Тайваня в пучину бедствий.

         Модель "двух Германий" не приемлема для решения тайваньского вопроса. Кое-кто на Тайване предлагает регулировать отношения между берегами Тайваньского пролива по так называемой формуле "двух Германий" (После Второй мировой войны Германия была разделена на два государства, которые впоследствии вновь объединились). Это свидетельствует об ошибочном восприятии ими истории и реальности. Послевоенный раскол Германии и временная оторванность друг от друга двух берегов Тайваньского пролива в корне отличны по характеру. Различие между ними состоит в основном в следующем. Прежде всего различны причины возникновения этих двух ситуаций и их характер. В 1945 году Германия потерпела поражение во Второй мировой войне и была оккупирована державами-победителями США, Великобританией, Францией и СССР в соответствии с Актом о капитуляции Германии и передаче в ней верховной власти и последующим Потсдамским соглашением. В годы "холодной" войны вопрос об объединении Германии стал стержнем конфронтации США и СССР в Европе. В результате в районах, оккупированных США, Великобританией и Францией, и в районе, оккупированном СССР, были созданы соответственно Федеративная Республика Германия и Германская Демократическая Республика, и таким образом Германия была разделена на два государства. Из вышесказанного следует, что германский вопрос возник в результате исключительно внешних факторов, тогда как тайваньский вопрос был оставлен в наследство гражданской войны в Китае и относится сугубо к внутренним проблемам Китая, обе ситуации имеют совершенно различный международно-правовой статус. Раскол Германии определен целым рядом международных соглашений, заключенных во время и после Второй мировой войны. Что касается тайваньского вопроса, то в "Каирской декларации", "Потсдамской декларации" и ряде других международных деклараций и соглашений было четко предусмотрено, что Япония обязана вернуть Китаю Тайвань, который она у него захватила. В-третьих, совершенно разными являются реальные обстоятельства. В условиях конфронтации США и СССР в обеих Германиях были расквартированы войска других стран, обе Германии вынуждены были признать государственность друг друга и сосуществовали в международном сообществе, в то время как китайское правительство неизменно исходит из принципа одного Китая, а тайваньские власти, правившие Тайванем до Ли Дэхуэя, и даже сам Ли Дэхуэй в начале своего правления признавали, что в мире существует только один Китай, выступая против создания "двух Китаев". Более того, принцип одного Китая пользуется всеобщим признанием в международном сообществе. Из вышесказанного следует, что тайваньский вопрос нельзя ставить в один ряд с германским вопросом, его нельзя разрешить по формуле "двух Германий".

         На основе принципа одного Китая можно обсуждать любые вопросы. Инициативы китайского правительства о проведении переговоров между двумя сторонами Тайваньского пролива преследует в конечном счете цель осуществления мирного объединения страны. Поэтому оно выступает за то, чтобы положить принцип одного Китая в основу для ведения переговоров. Однако высказывания о "независимости Тайваня", "Двух Китаях", и "двух государствах" как раз идут вразрез с принципом одного Китая. Они нацелены не на объединение, а на раскол страны, потому являются неприемлемыми для китайского правительства. В рамках одного Китая могут быть рассмотрены любые вопросы, в том числе наиболее интересующие тайваньские власти. Китайское правительство уверено в том, что вопрос о сфере внешних сношений тайваньских властей в областях экономики, культуры, и общественной жизни, соответствующей политическому статусу Тайваня на международной арене, а также другие вопросы, в конце концов, будут решены на основе этого принципа в ходе мирного объединения страны путем политических переговоров.

         Так называемый "спор о демократии и строе" является предлогом для препятствования объединению Китая. В последние годы тайваньские власти неоднократно заявляли, что "демократизация в континентальной части является ключевым моментом для осуществления нового объединения Китая", что и "суть вопроса для обеих берегов пролива в конечном счете заключается в соревновании систем". Это является предлогом для отсрочки и отказа от объединения страны, демагогическим приемом для обмана тайваньских соотечественников и международной общественности. Компартия Китая и китайское правительство неуклонно борются за осуществление идеалов социалистической демократии. Достижение мирного объединения страны на основе концепции "одно государство - два строя", предполагающей одновременное существование двух общественных систем по обе стороны пролива при их взаимном ненавязывании друг другу в наибольшей степени отвечает чаяниям соотечественников по обе стороны пролива и само по себе является демократией. Различия обеих сторон в общественном строе не должны служить препятствием для мирного объединения страны. Более того, китайское правительство, учитывая те обстоятельства на Тайване, которые отличают его от Сянганом и Аомэня, дало согласие на то, что после мирного объединения обеих сторон пролива Тайваню будут предоставлены более широкие по сравнению с Сянганем и Аомэнем возможности осуществлять курс "одно государство - два строя". То, что тайваньские власти пытаются препятствовать объединению Родины под предлогом "спора о демократии и строе" и навязывать свою политическую и экономическую систему 1, 2 - миллиардному населению континентальной части страны, является совершенно неоправданным и идет вразрез с принципом демократии. Нельзя превращать лозунг за "демократию" в предлог для отказа от объединения. Разногласия обеих сторон по этому вопросу в сущности заключаются отнюдь не в том, "за" они или "против" демократии, за какую ратуют политическую систему, а в том, выступают они за объединение или за раскол Китая.


 рекомендация статьи другу 
   напечатать текущую статью